Этим ранним июльским утром невозможно было долго спать. Пробуждение после трехчасового ночного сна было вызвано особенно звонким птичьим щебетом, который наполнил мою комнату и не собирался из нее уходить. Причиной такой активности птичьего гомона был особый момент в жизни пернатых — вылет из гнезд очередной партии птенцов. И, в связи с тем, что они еще были слишком малы и слабы, чтобы сделать сразу великий в их жизни перелет, то уселись на ветки больших раскидистых деревьев, которые росли неподалеку от дома, сохранившихся здесь с незапамятных времен.
Птенцы постоянно требовали пищи, получали ее, и все участники этого грандиозного события, довольные и возбужденные, совершали время от времени короткие перемещения в кроне деревьев. Первые робкие перелеты сопровождали пространство высокой степенью насыщенности звуками, но их разноголосье не причиняло моему сознанию раздражения, потому что происходило естественно, в соответствии с цикличностью времен года.

Звучание легкой партитуры летнего утра сменила ментальная беседа с молодым человеком из категории тех, которые и в шестьдесят лет выглядят подростками. Его интересовало следующее: Нравственно ли, когда человек, вдруг отказывается от духовной практики и внезапно решает для себя, что важнейший долг для него — это завести семью, стать главой этого семейства и возложить на себя ответственность за все, вытекающие из этого последствия.Сама формулировка «отказ от духовной практики» — это всего лишь свидетельство того, что человек изначально скрывался от своих страхов, целей и задач, которые наметили относительно своего ребенка его родители, а так же и о том, что этой практики вовсе не было, не было самоотречения, уважения к Учителю, смирения. Ошибка вкралась изначально, заблуждение этого молодого мужчины было в том, что он о себе думал: «я есть Бог». Сама цель стремления к духовной практике являлась корыстной, была заинтересованность в приобретении. А Бог — могущественный, он должен дать. Но используя в диалогах идею «я есть Бог», осознав, что эта мысль для него не выгодна, пришло разочарование в результатах ожидаемого. Вначале человек скрывал свое истинное лицо и, находясь длительное время с сильными духом людьми, набрался смелости и стал собой — маленьким человеком, жаждущим изначально обычных мелких житейских удовольствий, с не развитым чувством меры и чувством ответственности. Когда сердце не развито, то и разум слеп, нет света внутреннего. Звучит просто, но неоспоримо: «Чтобы достичь вершины, мы вынуждены воспользоваться ступенями лестницы». На определенной ступени видим лишь лунный свет, что есть только слабое отражение солнца. Наша жизнь должна быть пронизана духовностью и нравственностью (стремление к свету), по крайней мере мы должны стремиться к этому. Семья — это лишь ступень в эволюции нашей жизни-лестницы, в эволюции нашего сознания. И причиной присутствия страданий в жизни человека являются вовсе не материальные ценности.Когда цитируешь прочитанное где-то ранее, что «Бог в нас», а себя ассоциируя с физическим телом, — не выдавай это за Знание, так как Бог не имеет постоянного места пребывания. Перед индивидуумом Божественная энергия предстает в лице Учителя. И действия с его стороны не возможно понять простому обывателю. Да и видимое конкретное действие Учителя чаще перевешивает Молчание. В этом Молчании выполняется больше, чем остальными, вместе взятыми, в действии. 
Бог — совершенство, но видение этого отдельно взятого молодого человека ограничено. Он видит работу Учителя несовершенной. Проявленное в таком случае невежество, самомнение, гордыня — это ли не грех. Уход от духовной практики — это ли не предательство перед Богом.
11 февраля 2013 года
05 июля 2013, Просмотров: 57